Аэросила
На главную Написать письмо English
Поиск

Виктор УКРАИНСКИЙ, Лев БЕРНЕ

Творец «Аэросилы»

В середине апреля 1999 г., а точнее 16 числа, на въезде в г. Ступино с северного и восточного направлений при стечении большого числа людей, с почетными гостями и почетным караулом был открыт монумент, посвященный ступинским винтостроителям. Митинг открыл генеральный директор, главный конструктор акционерного общества «Научно-производственное предприятие «Аэросила» Юрий Леонидович Сухоросов.

В начале своей речи он сказал: «Сегодня мы открываем памятник всем ступинским винтостроителям, особенно чтя тех, интеллектом и руками которых разрабатывались и производились воздушные винты для боевых самолетов Великой Отечественной войны.

Память о ветеранах предприятия, внесших существенный вклад в дело Великой Победы над фашизмом, никогда не уйдет из стен нашего предприятия, пока здесь будут создавать воздушные винты».

Монумент - посвящение представляет собой композицию, состоящую из натурального образца первого в мире соосного винтовентилятора СВ-27 со стилизованным изображением фирменного знака предприятия.

 

В подножие монумента была заложена капсула с обращением к будущему поколению - к тем, кто будет через сто лет, в 2099 году, трудиться на ступинской земле во славу отечественной авиации. В нем были, в частности, и такие слова: «Мы надеемся завершить начатые работы по созданию не имеющего аналогов в мире перспективного винтовентилятора СВ-92 двигателя НК-93, потому что мы не умеем останавливаться на достигнутом. Потому что, только идя вперед и беря одну вершину за другой, как бы тяжело нам это ни доставалось, мы становимся лучшими не только в стране, но и в мире».

С того волнующего события у монумента «Всем ступинским винтостроителям» прошло более семи лет. Ю.Л. Сухоросов ушел из жизни в 2002 году, не успев до конца использовать свой богатейший творческий потенциал. Его имя, также как имя первого главного конструктора предприятия Константина Ивановича Жданова, увековечено на памятной доске, размещенной на стене у входа в конструкторский корпус предприятия.

При этих людях предприятие многие десятилетия было творчески связано со всеми самолетостроительными и вертолетными КБ, создававшими отечественные летательные аппараты, и память о них бережно хранят ступинские винтостроители.

Судьба Юрия Леонидовича Сухоросова и судьба НПП «Аэросила» переплелись настолько, что впоследствии название предприятия и фамилия ее руководителя будут восприниматься неразделимо.

«Корни рода Сухоросовых идут из поселка при Верхне-Салдинском заводе, основанном в 1779 году Н.Н. Демидовым, - вспоминает родной дядя Юрия Леонидовича по материнской линии полковник-инженер в отставке Виталий Михайлович Бабкин, живой старейшина своего рода. - Сейчас этот поселок превратился в город с тем же названием в Свердловской области. Расположен он в сорока километрах от Нижнего Тагила. Для строительства завода, кроме крепостных, также привлекались добровольные переселенцы, которым было обещано выдать на пропитание безденежно по пуду ржаной муки, солоду, по пять фунтов соли и немного денег. В ноябре 1778 г. на строящийся завод переехало из Нижнего Тагила двадцать пять семей. В числе них были и предки Ю.Л. Сухоросова.

Глава этой семьи был кузнечных дел мастером. Семья была большой и деятельной. Быстро возвели пятистенную избу с надворными постройками для скота. По соседству соорудили свою кузницу из камня-дикаря, простоявшую до конца двадцатых годов прошлого века. Кроме основной работы на заводе, кузнец выполнял бытовые заказы поселян. Профессия была потомственной. Все мужчины рода Сухоросовых продолжали профессиональные традиции семьи. Последними кузнецами в роду были Григорий с сыновьями Николаем и Леонидом - отцом Юрия. Будущая мать Юрия Леонидовича - Мария Михайловна Бабкина, имела родовые корни по отцовской линии от переселенцев из Нижегородского наместничества. Их родовая профессия - столяры и плотники при заводе. По материнской линии семья Марии Михайловны берет начало от технических и деловых кругов Урала.

Родители Юрия Леонидовича поженились в 1934 году. 29 апреля 1939 года у четы Сухоросовых родился сын Юрий. Он появился на свет в доме из кондовой сосны, который заложил дед Григорий, а достраивал его отец Леонид. Дом стоял на перекрестке двух широких улиц. Здесь было раздолье для всех окрестных ребятишек.

В этих местах и проходило беззаботное детство Юрия, то и дело изобретавшего всякие забавы и развлечения.

Юра очень любил свою тетю, Антониду Григорьевну Трифонову - директора местной начальной школы. Однажды вприпрыжку - а он почти всегда так передвигался - прибежал к нам. Увидев меня, скороговоркой выпалил: «Дядь Вить! Дядь Вить! Тетю Тоню выбрали Героем Советского Союза». Пришлось ему объяснять, что ее избрали депутатом Верховного Совета СССР. Кстати, потом ее избирали подряд еще три созыва.

Началась Великая Отечественная война. Леонид Григорьевич был призван на службу в войсковую часть во Владивостоке.

В 1943 г. отец вызвал свою семью к себе на Дальний Восток. Мать Юрия с детьми, с ним и его старшим братом Валерием, приехала в город Свердловск, где формировался поезд с Урала на Восток.

Настал день отъезда. Вокзальный зал ожидания был с высоким потолком и широким балконом с балюстрадой. Вот на эту балюстраду отважно вскарабкался Юрий и уселся на краю перил, свесив ноги. Как он сумел ускользнуть из-под нашего надзора, одному Господу известно. Оказавшийся поблизости милиционер тихо подкрался к малышу, схватил его под мышки и доставил к нам. На вопрос: «Зачем ты это сделал?» - последовал ответ: «Чего вы напугались, там же интересно, видно все, не то что здесь» (высота от пола до балкона была не менее 15 метров).

Во Владивостоке семья поселилась в военном городке в районе Черной Речки. Вскоре организовалась дружная компания ребятишек-сверстников. Это были заядлые рыбаки. Однажды они подсмотрели, как грузчики в порту «умыкнули» и спрятали ящик с соленой кетой. Немного выждав, ребятишки, кряхтя от натуги, перепрятали рыбу. Добычу разделили так: всем по рыбине, а Юрию, как предводителю, две рыбины. Старший брат Валерий рассказывал: «Смотрю, а Юрка тащит домой две большие рыбины, у которых хвосты волочатся по земле. Я спрашиваю: «Где рыбу украли?» В ответ: «Это не мы, это грузчики украли, а мы у них забрали, чтобы знали, как воровать!»

После окончания Великой Отечественной войны отец отправил семейство на родину, в Салду, а сам еще несколько лет продолжал служить в армии. Дома Юрия ждали старые и немного подросшие друзья. Очередной страстью стало изготовление и запуск воздушных змеев. Они делались разной формы, конструкции и размеров. Соревновались, кто больше отправит к змею «телеграмм» - небольших клочков бумаги с отверстиями в центре, которые под воздействием ветра устремлялись вверх по удерживающей нити.

Подошло время пойти в первый класс. Его определили в начальную школу, где директором была родная тетка Тоня. Затем Юрий перешел из-под опеки тетки в среднюю школу. Учился он неплохо, но в отличниках не ходил. Школьные знания давались легко, поэтому к самоподготовке относился с некоторой беспечностью.

В тот период не было строгого учета охотничьего оружия, и оба брата увлеклись охотой. В их распоряжении было мое двухствольное ружье. И они с удовольствием проводили большую часть времени в близлежащих лесах. Сбор ягод, кедровых орехов и других лесных даров был любимым занятием братьев и их друзей. Мальчишки ходили на рыбалку либо на лесную реку Тагил, либо на низменные речки Салду и Ису. Походы зачастую были двух-трехдневными. Живя среди природы, ребята бережно относились к ней. Однажды я взял обоих братьев на открытие осеннего охотничьего сезона, вооружив их ружьями, взятыми у своих друзей. На лесном болотце подстрелили двух уток-чирков. Больше ничего не попадалось. Вдруг шедший в стороне Юрий замер. Внезапно из куста у самых ног свечой взмыл вальдшнеп. Раздался выстрел -и к ногам счастливца упал заслуженный трофей. Выстрел мы назвали королевским, а охотника удачливым. Вечером птиц, не ощипывая, обмазали глиной и запекли в золе под горящим костром. Впоследствии братья часто вспоминали этот поход и особый вкус запеченной по-охотничьи дичи.

Юрий с родителями

С девятого класса Юрий резко изменил отношение к учебе. Стал более усидчив, чаще посещал городскую библиотеку, где заведующей была другая его тетя - Таня. Успеваемость его значительно повысилась. Со мной он всегда был откровенным, и поскольку по возрасту, характеру и взаимной симпатии мы были очень близки, он уважительно называл меня «Дядькой». Однажды он признался: «Знаешь, Дядька, я раньше был большим лоботрясом. Учеба давалась мне легко, и я прыгал с пятого на десятое. Сшибал верхушки знаний. А вот теперь спохватился, пора наверстывать упущенное».

С начала десятого класса Юрий стал вообще неузнаваемым. Установил четкий распорядок дня. Друзья отошли на второй план. Школу он закончил медалистом и, преодолев большой конкурс, успешно сдал вступительные экзамены в Куйбышевский авиационный институт. С последних двух школьных лет и до конца жизни Юрий твердо усвоил привычку постоянного совершенствования знаний и очень уважительно относился к науке в любой ее области, особенно в своей профессии. Это стало основной чертой его характера».

Описание детства и юношеских лет Юрия Леонидовича позволяет понять, как формировался его целеустремленный уральский характер.

Началась студенческая жизнь, появились новые знакомые и друзья. Возобновилась любовь к футболу, которым он увлекался еще в детстве и в котором он теперь достиг больших успехов, получив первый спортивный разряд. Был момент, когда перед ним вставала дилемма: заниматься футболом профессионально или продолжать учебу на инженера. В конечном итоге Юрием был сделан выбор в пользу авиации.

На институтские вечера приходило много молодежи, в том числе и девушек. Там он познакомился со своей будущей женой Галиной Сергеевной Турченко, студенткой педагогического института. Дружба перешла в любовь, в 1959 году они поженились, а в I960 у них родился первенец Алексей.

В 1962 г. Юрий закончил факультет эксплуатации самолетов и двигателей и получил направление для работы в Ступинское ОКБ. Второго апреля в возрасте 23 лет молодой специалист ЮЛ. Сухоросов был принят на должность инженера-конструктора.

С этого времени начался отсчет трудовой биографии Юрия Сухоросова. На первых порах молодой семье пришлось жить в заводском общежитии. В соседях у нее было семеро молодых и пока еще холостых инженеров КБ. После рождения второго сына предприятие выделило молодой семье Сухоросовых две комнаты в коммунальной квартире. Родив двух сыновей, а затем выучив их и воспитав достойными людьми, семья Сухоросовых раньше всех своих сверстников - соседей по общежитию - выполнила гражданский долг перед страной и обществом.

С первых дней работы в ОКБ Юрий Леонидович выделялся творческой инициативой, технической грамотностью, целеустремленностью и высокой требовательностью к себе. Наверное, это было следствием того, что он рано повзрослел - все-таки семейный человек, а не беспечный холостяк. Это заметило и руководство ОКБ, в частности, главный конструктор Константин Ива­нович Жданов, который очень благоволил к молодым инженерам и всячески поощрял их творческую инициативу. Главный конструктор не боялся назначать их руководителями подразделений, чтобы они на деле могли проявить себя. Так было и в случае с Юрием Сухоросовым: с.01.04.64 г. он инженер-конструктор второй категории, с 01.10.66 г. - инженер- конструктор первой категории, с 15.10.67 г. - начальник конструкторской бригады № 13 по воздушным винтам.

Бригада № 13 под руководством Сухоросова выполнила большой объем конструкторских и доводочных работ по соосным винтам АВ-60К и АВ-60П для самолетов Ту-95 и Ту-142 и винтам АВ-90 для самолета Ан-22 («Антей») и экраноплана «Орленок». Тем самым Юрий Леонидович выполнил наказ руководства, данный ему при назначении на должность, показав высокую техническую грамотность и квалифицированный, инженерный подход к решению стоящих конструкторских задач. Почти в два раза был увеличен ресурс воздушного винта АВ-6ОК и повышена его надежность.

В августе 1968 г. Ю.Л. Сухоросов назначается вначале на должность заместителя начальника конструкторского отдела КО-1, а вскоре, через несколько месяцев, в октябре 1968г., он утверждается начальником конструкторского отдела КО-1. При этом в характеристике особо отмечаются, кроме всего прочего, его умелые организаторские способности.

Назначение Ю.Л. Сухоросова на должность начальника КО-1 стало фундаментом для созидания и реализации идей, которые выдавала на-гора его творческая натура и его широкий инженерный кругозор. Результаты творческой работы были подтверждены несколькими изобретениями. Забегая вперед, отметим, что он - автор 164 изобретений, из которых 62 внедрены.

В октябре 1970 г. главным конструктором К.И. Ждановым делается представление министру авиационной промышленности П.В. Дементьеву о назначении Ю.Л. Сухоросова заместителем главного конструктора по воздушным винтам, вентиляторам и винтовым преобразователям. В нем в очередной раз отмечается, что «Ю.Л. Сухоросов - грамотный инженер, перспективный конструктор и руководитель. Принимает непосредственное участие в разработке и доводке изделий, имеет 5 авторских свидетельств. Умело руководит кадрами, среди коллектива пользуется авторитетом». Министр удовлетворяет это представление и своим приказом от 13 октября 1970 г. назначает Ю.Л. Сухоросова заместителем главного конструктора Ступинского конструкторского бюро машиностроения (СКБМ). В 1972 году - очередное новое изменение должности Ю.Л. Сухоросова: приказом министра авиационной промышленности от 1 июня он назначается первым заместителем главного конструктора по воздушным винтам СКБМ.

На этот момент Константин Иванович Жданов, руководивший Ступинским ОКБ винтостроения с 1939 г., уходит на пенсию в связи с личным его заявлением. Его на этом посту заменяет Анатолий Михайлович Поляков, который курирует в основном двигательную тематику ОКБ, а все, что связано с винтами, их регуляторами, вентиляторами и винтовыми преобразователями, ложится на плечи Ю.Л. Сухоросова.

В ОКБ Ю.Л. Сухоросов воспринимается не первым заместителем, а главным конструктором по винтам. В дальнейшем жизнь и дела Юрия Леонидовича подкрепят это мнение членов трудового коллектива.

Начатые при К.И. Жданове работы по созданию подъемно-движительных комплексов для судов на воздушной подушке (СВП) получают свое дальнейшее развитие. Разрабатываются воздушные винты АВ-96, АВ-24М, АВ-98, АВ-99 и нагнетательные вентиляторы В-51, В-52, В-54, В-56 для СВП «Кальмар», «Касатка», «Мурена», «Скат», «Зубр» и «Омар».

За создание указанных изделий в ноябре 1978 года Ю.Л. Сухоросову была присуждена Государственная премия СССР. Он воспринял ее не как личную награду, а как признание творческого труда всех разработчиков, производственников, испытателей, то есть всех, кто был причастен к созданию вышеуказанных изделий.

С генеральным конструктором О.К. Антоновым

В эти же годы, в начале семидесятых, коллектив винтостроителей ОКБ под руководством Юрия Леонидовича создает воздушный винт АВ-24Ан с регулятором Р-24Ан для самолета Ан-28 генерального конструктора O.K. Антонова. Силовая установка с винтом АВ-24Ан и двигателем ТВД-10 Омского моторостроительного КБ получилась очень удачной, как и весь самолет в целом. С 1984 года его серийное производство было развернуто в Польской Народной Республике. Со временем самолет Ан-28 стал массовым самолетом региональных линий.

Не менее удачным получился и воздушный винт АВ-17 с регулятором Р-17 для самолета Ан-3. Силовая установка с омским ТВД-20 и винтом АВ-17 дала новую жизнь легендарному «антоновскому» самолету Ан-2 («Аннушка»).

 

Как прогрессивно мыслящий руководитель работ по винтостроению, Юрий Леонидович интуитивно понимал, что нужны кардинально новые решения и подходы к проектированию воздушных винтов будущего. Подтверждение своим идеям он нашел в зарубежной научно-технической информации о деятельности фирм США «Гамильтон Стандарт», Великобритании «Даути Ротол». Запад начинал в то время работы по созданию воздушных винтов с композитными лопастями.

Ступинское ОКБ винтостроения также начинает создание отечественного воздушного винта АВ-81 для спортивных самолетов Як-50, Як-52 и Як-18Т с лопастями из полимерных композиционных материалов. И такой винт был разработан, изготовлен и успешно прошел весь комплекс испытаний. Однако винт АВ-81 в широкую эксплуатацию не пошел, поскольку завод «Вперед», которому изначально отводилась роль серийного изготовителя винта АВ-81 по решению Министерства, был загружен серийным производством композитных лопастей рулевого винта вертолета Ми-8. Опыт создания первой композитной лопасти в дальнейшем был использован при разработке воздушных движителей нового поколения.

В начале 70-х годов в мире разразился топливный кризис, и широкий размах получили НИР по созданию высокоэкономичных винтовентиляторных силовых установок различных компоновок. В 1976 году фирма США «Гамильтон Стандарт» предъявила на всеобщее обозрение свое видение аэродинамического облика движителей, получивших название винтовентиляторов. Их отличало прежде всего наличие большого числа композитных широкохордных лопастей с высокой аэродинамической и массовой эффективностью, саблевидный их отгиб, использование новых типов аэродинамических профилей, лонжеронная конструкция композитной лопасти, высокая долговечность и надежность лопастей.

К этому времени коллектив винтостроителей, руководимый Ю.Л. Сухоро-совым, уже создал свой опытный образец первого многолопастного воздушного винта (число лопастей К=8) с металлическими лопастями - прообраз винтовентилятора. Опытный образец успешно прошел испытания на самолете Ан-24 и показал эффективность многолопастности в части снижения шума и уменьшения размеров винта. Затем последовала разработка многолопастного воздушного винта СВ-10 (К=6) с металлическими лопастями для самолета Ан-28 как альтернатива винту АВ-24Ан с позиций снижения шума.

В результате исследовательских работ и создания прообраза винтовентилятора СВ-24 с металлическими лопастями и винта АВ-81 с композитными лопастями Ю.Л. Сухоросов сформировал стартовую концепцию, с помощью которой ведущим авиационным специалистам были показаны перспективность и реализуемость нового направления в винтостроении. Концепция заинтересовала генеральных конструкторов, разработчиков самолетов, и была поддержана как руководством Министерства авиационной промышленности, так и Советом Министров СССР. В конце июля 1983 г. в Ступинском ОКБ прошло заседание НТС МАП, посвященное задачам создания винтовентиляторов для перспективных транспортных и пассажирских самолетов. Состав участников был впечатляющим: заместители министров, начальники главков, генеральные конструкторы, начальники отраслевых институтов, главные конструкторы, директоры заводов, заместители главных конструкторов, начальник промышленного отдела ЦК КПСС, заместители начальников главков, ведущие специалисты министерства, отраслевых институтов и предприятий.

Доклад Ю.Л. Сухоросова заинтересовал всех участников, и в выступлениях многих звучало явное одобрение идеи. Особенную заинтересованность проявили генеральные конструкторы O.K. Антонов, Н.Д. Кузнецов, П.А. Соловьев, А.А. Туполев и другие крупные специалисты в области самолетостроения и двигателестроения. Уверенные ответы докладчика также способствовали этому. В своем выступлении А.А. Туполев даже эмоционально произнес: «Уважаемые коллеги, поскольку у нас есть первые положительные результаты по созданию винтовентиляторов, давайте сделаем все возможное, чтобы обойти американцев хотя бы на одну ноздрю». Заместитель министра В.М. Чепкин, курировавший двигательную тематику, также поддержал идею создания винтовентиляторных движителей.

В это время в США над винтовентиляторными проектами практически начали работать две фирмы:

-  Дженерал Электрик - над созданием безредукторного двигателя UDF с биротативной многоступенчатой турбиной и соосным винтовентилятором.

-  Пратт Уитни - по созданию двигателя с редукторным соосным винтовентилятором толкающего типа, разработки фирмы Гамильтон Стандарт.

C 60-летием поздравляют мама, дядя и брат

Винтовентиляторная тематика вошла в число приоритетных в авиационной отрасли. Был создан Координационный отраслевой совет во главе с первыми заместителями министра А.Н. Геращенко, А.Г. Братухиным. Работа велась по 85 программам втесном сотрудничестве с отраслевыми НИИ и многими авиационными предприятиями.

Роль Ю.Л. Сухоросова в решении принципиально новых наукоемких и разноплановых задач невозможно переоценить. Он фактически был техническим руководителем отраслевой программы-«движитель» по созданию винтовентиляторов, умело и эффективно взаимодействующий с отраслевыми институтами и предприятиями по различным научно-техническим направлениям.

Способность Ю.Л. Сухоросова динамично рассматривать стоящие вопросы, видение главного приводило к движению вперед. В июне 1984 г. министр авиационной промышленности назначает его главным конструктором ОКБ СМПО.

Первый практический результат выполнения вышеуказанной программы последовал в виде создания винтовентилятора СВ-З6 на мощность N=10000 л.с. и его регулятора РСВ-Зб с первоначально заданными параметрами для самолета Ан-70 с двигателем Д-236Т. Винтовентилятор СВ-З6 установили на летающую лабораторию Ил-76 и подвергли летным испытаниям. Вся намеченная исследовательская программа испытаний в 1988 г. была успешно выполнена. Работа по СВ-З6 завершена в статусе демонстрационного винтовентилятора, т.к. для самолета Ан-70 было принято решение по увеличению мощности двигателя и винтовентилятора. Это позволило перейти к разработке практического винтовентилятора СВ-27 на поглощаемую мощность N=14000 л.с. для среднетранспортного самолета Ан-70 с двигателем Д-27.

В 1994 г. состоялся первый полет Ан-70 с винтовентиляторами СВ-27 и регуляторами РСВ-27. Одновременно велась работа по закапотированному винтовентилятору СВ-92 на поглощаемую мощность 30 000 л.с. для силовой установки НК-93, предназначенной для широкофюзеляжных самолетов 21 века. Вместе с этим шла работа по воздушному винту нового поколения - СВ-34 на Ил-114. Таким образом, разработанная Юрием Леонидовичем и осуществленная усилиями всего коллектива ступинских винтостроителей концепция создания винтовентиляторов и воздушных винтов нового поколения была успешно реализована.

Главная проблемная задача при создании винтовентилятора - получение работоспособной композитной лопасти - была решена. Даже простое перечисление этапов создания лопастей из полимерных композиционных материалов для винтов и винтовентиляторов АВ-81, СВ-34, ЛБВ-1, СВ-З6, СВ-36М, СВ-27М, СВ-27, СВ-92 и АВ-З6 говорит о чрезвычайно напряженной работе, потребовавшей от руководителя полной мобилизации интеллектуальных и производственных ресурсов предприятия, а также создания новых производственных участков.

В 1997 г. предприятием был получен Сертификат Типа на шестилопастной воздушный винт СВ-34 для самолета Ил-114, первый полет которого состоялся 29 марта 1990 г. Регулятор РСВ-34 для этого винта, являющийся комплек­тующим агрегатом двигателя, получил одобрение АР МАК. Затем последовала разработка воздушного винта АВ-140 и его регулятора РСВ-34М для самолета Ан-140. Сегодня серийное производство самолета Ан-140 развернуто на 3-х предприятиях: на Украине (ХАГПП), в России (Самарский «Авиакор»), в Исламской Республике Иран.

В декабре 2002 г. был получен Сертификат Типа на воздушный винт АВ-36 для самолета Ан-38. Успешно решив основополагающие задачи по винтовой и винтовентиляторной тематике и продолжая создание движителей нового поколения с композитными лопастями, Ю.Л. Сухоросов активизировал работы по вспомогательным газотурбинным двигателям. Дело в том, что в середине 80-х годов, в связи с большой перегруженностью предприятия по тематическим работам, двигательная тематика была временно передана в г. Уфу в ОКБ «Гидромеханика». Но ступинское предприятие не потеряло своей способности создавать ВГТД, так как в основном сохранилась производственная база, оставался костяк работоспособных высокопрофессиональных кадров и были очень хорошие наработки по теме.

И вот в начале 90-х годов тематика вернулась в коллектив, руководимый Ю.Л. Сухоросовым. В качестве приоритетной перед коллективом двигате-лестроителей им была поставлена задача создания вспомогательных газотурбинных двигателей нового поколения для современной авиации. Эта работа активно велась под его непосредственным руководством. Взяв ее до мелочей под личный контроль, он придал процессу проектирования неви­данные ранее темпы, подчиняя им не только ритм своего предприятия, но и работу всех партнеров. В 1996 г. был получен Сертификат Типа на ВГТД ТА12-60 для самолета Ту-204. Этот ВГТД оказался также востребованным для са­молетов Бе-200 и Ан-70. Был разработан базовый ВГТД 1-го типоразмера ТА-14, на который в 2001 г. получен Сертификат Типа. ВГТД 2-го типоразмеpa TA18-100 прошел всесторонние испытания в 2003 г., был сертифицирован, но уже без Юрия Леонидовича Сухоросова. ВГТД 3-го типоразмера ТА18-200, конструктивно разработанный при Ю.Л. Сухоросове, прошел поузловые испытания и моторно-стендовые сертификационные испытания. Получение Сертификата Типа намечено на 2008 г.

С завершением работ по вышеуказанным ВГТД будет создано семейство конкурентоспособных вспомогательных двигателей нового поколения для использования на самолетах 21 века: Ил-114, Ан-140, Як-130, Ту-204, Ан-70, Бе-200, Ил-96 и их модификациях, а также на вертолетах Ка-62, Ми-8Ш. Внедре­ние ВГТД ТА-14, ТА18-100, ТА18-200 и их модификаций позволит полностью удовлетворить потребности в них современной отечественной авиации.

Параллельно с основной работой Юрий Леонидович много лет посвятил преподавательской и научной работе. В 1964-1965 гг. в Ступинском авиаци-онно-металлургическом техникуме, на кафедре авиационных двигателей он читал лекции по курсу «Сборка и испытания авиационных двигателей». В 1985-1996 гг. в Ступинском филиале Московского авиационного технологического института заведовал кафедрой технологии производства авиационных двигателей, читал лекции по предмету «Воздушные винты». В сентябре 1991 г. ему было присвоено ученое звание профессора по кафедре технологии про­изводства авиационных двигателей.

Наукоемкость выполняемых разработок и его способности ученого позволили ему 22 сентября 1988 г. защитить диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук по теме: «Концепции создания винтовентиляторов для транспортных и пассажирских самолетов нового поколе­ния». Масштабность и значимость этой диссертации была такова, что решением ВАК от 1 декабря 1989 г. ему была присуждена ученая степень доктора технических наук. В мае 1995 г. Ю.Л. Сухоросов был избран академиком Академии проблем качества.

Говоря об успехах в деле создания ВГТД, мы несколько забежали вперед, а ведь в стране с 1989 г. начался период перестройки и экономических реформ. Изменился статус предприятия. Оно стало открытым акционерным обществом, поменялось также его название. Теперь оно «Научно-производственное предприятие «Аэросила». Название запоминающееся, обязывающее и броское. Аэро - это воздух, сила - тяга, тянущая или толкающая вперед летательный аппарат. К названию предприятия, как говорят, приложил руку сам главный конструктор, который также совместил в одном лице еще и должность генерального директора.

Если бы дело заключалось только в этих изменениях, то о них и не стоило бы говорить. Но Ю.Л. Сухоросов при очередной встрече со своим родственником В.М. Бабкиным в апреле 1992 г. так говорил: «Знаешь, Дядька, сопоставив услышанное от верхних эшелонов власти с тем, что происходит на местах, становится как-то не по себе. Надо быть готовым к чему угодно. Меня тревожит судьба нашего предприятия. Вокруг идет какая-то непонятная суета».

Положение предприятия было очень сложным: началось резкое снижение объема промышленного производства, подскочили и продолжали расти цены на энергоносители, численность специалистов неуклонно снижалась, неплатежи заказчиков все возрастали, плата за кредит безудержно шла вверх, росла задолженность самого предприятия, задерживалась месяцами выплата зарплаты работникам предприятия, безудержно увеличивалась инфляция.

Встал вопрос выбора: быть предприятию единым организмом, или стать малым предприятием, или совместным предприятием, кооперативом, или разделиться на несколько малых предприятий. Ему, несущему в то время тройную нагрузку: главного конструктора, генерального директора и топ-менеджера - пришлось, как он говорил сам, «довольно туго, надо было, образно говоря, в три-четыре раза увеличить обороты, а то можно сорваться в штопор». И он ни на шаг не отступил.

Созрело решение: быть единому механизму управления, акционирования, инвестиционной программе. Единственно верная на тот момент политика взаимоотношений с инвестором, убедительное доказательство необходимости инвестирования в предприятие по программе генерального директора позволило не только сохранить целостность предприятия и творческие возможности его коллектива, но и придать ему современный облик на основе широкого внедрения передовых технологий.

По программе инвестирования был сделан упор на совершенствование конструкторско-технологических и управленческих служб на основе введения компьютерных технологий. Была проведена реконструкция и модернизация производственной базы.

Проведенная модернизация коснулась не только КБ, но в корне изменила и опытное производство. В результате сегодня «Аэросила Сухоросова» способна не только создавать, но и серийно выпускать изделия собствен­ной разработки и, что крайне важно в экономическом аспекте для предприятия в условиях рыночных отношений, обеспечивать их сервисное обслуживание в эксплуатации.

Юрий Леонидович всегда был верен традиции поддержания добропорядочных деловых и человеческих отношений с партнерами по авиационной промышленности, гражданской авиации и ВВС. Его всесторонняя техническая эрудиция, государственный подход и обязательность при решении любых задач обеспечили ему высокий авторитету всей авиационной общественности России и стран СНГ.

Об этом с большой теплотой говорили с трибуны многие гости на торжестве, посвященном 60-летнему юбилею «Аэросилы» и ее руководителя Ю.Л. Сухоросова.

Его творческий и трудовой путь был отмечен правительственными наградами, в числе которых орден «Знак Почета», Государственная премия СССР за работу в области судостроения, орден Трудового Красного Знамени, медаль «Ветеран труда», звание и значок «Почетный авиастроитель», премия АССАД имени A.M. Люльки за работу «Создание композитной лопасти воздушных винтов и винтовентиляторов для самолетов нового поколения», медаль «В память 850-летия Москвы», орден «За заслуги перед Отечеством IV степени».

В годы возрождения «Аэросилы» от почти полного развала до рентабельно работающего предприятия руководитель находился в непрерывной перегрузке, подвергаясь перенапряжению как духовных, так и физических сил. Иммунитет дал сбой, организм подвергся неизлечимой болезни. Зная о своей тяжелой болезни, Юрий Леонидович вступил в бескомпромиссную борьбу с ней: операции, химиотерапии следовали одна за другой, но, несмотря ни на что, он до последних дней всего себя отдавал любимому делу проектирования новых изделий.

Отдавая дань его мужеству, силе воли и будучи признательными ему как добропорядочному партнеру, очень многие ведущие руководители и специалисты отрасли приезжали в Ступино на «Аэросилу», чтобы поддержать Юрия Леонидовича. Делалось это во время производственных совещаний по тем или иным вопросам. В апреле 2002 г. «Аэросила» принимала высоких гостей, среди которых были генеральные конструкторы по вопросам воздушных винтов и винтовентиляторов для самолетов Ил-114 и Ан-70 Г.В. Новожилова, П.В. Балабуева, Ф.М. Муравченко. Очень часто посещал «Аэросилу» президент АССАД В.М Чуйко.

Будучи больным, Юрий Леонидович показывал пример мужества, заряжал окружающих своей энергетикой. Он говорил: «У нас нет времени на раскачку, надо при проектировании сделать так, чтобы сразу попасть в точку». Плохо работать рядом с ним было просто неудобно, и ведущие специалисты-разработчики выкладывались тоже в полную меру и попадали в эту самую точку. Так было при проектировании изделий базового ВГТД ТА-14, ТА-18-100, ТВ-18-200.

Из воспоминаний «Дядьки» - В.М. Бабкина: «Мы сидели в креслах у камина в гостиной его дома. Юрий, помешивая кочергой ярко пылающие головни березовых дров, как бы давал отчет самому себе о прожитом и пережитом: «Как ни трудно было, но все равно я прожил интересную жизнь». Затем ненадолго замолчал. Шло время, затем он с какой-то грустью, глядя на прогорающие дрова, с горечью произнес: «Эх, Дядька! Сколько еще не сделано из задуманного». Дрова в камине прогорели, на жарких углях постепенно затухли синие огоньки. Юрий разровнял их кочергой и встал с кресла».

Со своим руководителем коллектив «Аэросилы» с глубокой скорбью прощался 28 сентября 2002 года. Верные соратники говорили: «Он так много сделал и еще так много оставил нам в наследство свежих интересных идей и задумок. На их разработку и воплощение уйдет как минимум десять лет».

Можно еще много сказать о Юрии Леонидовиче, какая это была неординарная личность, каким он был решительным и требовательным человеком, энергичным и предприимчивым, как умел дружить и дорожить друзьями.

Талантливый человек талантлив во всем.

В заключение вспомним замечательные слова первого главного конструктора Ступинского ОКБ К.И. Жданова: «С уходом первого призыва армия не исчезает. Она снова становится молодой и крепкой. Лишь бы пришедшие на смену не повторяли наших ошибок...». Трудовые дела и результаты работы другого главного конструктора Ю.Л. Сухоросова показали, что он являлся достойным продолжателем дел К.И. Жданова, подхватившим его знамя своими твердыми руками. Есть все предпосылки к тому, что последователи Юрия Леонидовича Сухоросова удержат это знамя.

Разработано ДизайнПлюс
  Все права защищены © 2010.
Адрес: 142800, Российская Федерация, г. Ступино,
Московская область, ул. Жданова, 6
Тел.: (496) 642-33-30 Факс.: (496) 642-04-24
Email: vint@aerosila.ru